Признающие раскол – признают лишь свое соучастие в грехе

Когда-то все склонятся перед антихристом, а сейчас это просто репетиция отступничества

Как бы жестко это не звучало, но церковный мир сейчас деградирует. О чем все заморачиваются?

— Ой, этот может признать раскольников, а этот не признает.
— А что делать, если такой-то признает раскольников?
Друзья, я бы хотел немножко внести корректировку акцентов.

Дело в том, что признание заведомо антицерковного проекта не делает этот проект частью Церкви Христовой. Когда-то наступит время, когда все массово и очень красиво, с лицами честных пионеров, признают церковь антихриста. И что же, станет ли она от этого Церковью Божией? Нет. Те, кто хранит веру святых и учение Церкви — тот и есть Церковь Христова. А признание заведомо антицерковного проекта — это по факту признание своего личного отпадения от Бога и Церкви Христовой. Вот и все.

Когда-то мне духовник рассказал одну интересную тему. Он спросил: кто такой монах? Одни говорят, что монах — это тот, кто принял монашеский постриг. Но это не так. Тот, кто живет как монах — тот и есть монахом в глазах Божиих. А постриг — это просто как печать в паспорте. Поэтому если нет монашеской жизни, то даже десяток печатей не сделают тебя монахом перед Богом.

То же самое и с признанием раскольников. Все эти томосы и заявления не могут сделать частью Церкви Христовой тех, кто десятилетиями предпочитал жить в расколе, лишь бы не каяться в грехе раскола, они не могут сделать друзьями святых тех, кто живет злобой и ненавистью — все это печати и заявления, но самой сути Церкви в этом проекте нет. Поэтому признающие раскол признают лишь свое соучастие в грехе и свое падение. Собственно, когда-то все склонятся перед антихристом, а сейчас это просто репетиция отступничества.