О нападении в Нежине: «Христос воскресе» против «смерти москалям»

О провокации кучки радикалов в Нежине, где они пытались остановить крестный ход УПЦ, посвященный памяти Иоанна Шанхайского (Максимовича).

Никогда не было, и вот опять. Эта ироничная фраза невольно вспоминается, когда смотришь видео провокации кучки радикалов в Нежине, где они пытались остановить крестный ход УПЦ, посвященный памяти Иоанна Шанхайского (Максимовича).

Что мы видим на картинке? Массовый крестный ход, где тысячи верующих идут с молитвой улицами города. Впереди – хоругви и дети с корзинками, которые разбрасывают лепестки роз. Можно ли представить себе что-то более мирное и радостное?

И вот, на одной из узких (это важно) улиц их встречает группка истерично кричащих радикалов с флагами: Украины, УПА и … США. Про истеричные крики – вовсе не преувеличение. Один из стоящих громко доказывает увещевающему его полицейскому: «Имею право кричать!». Другой возбужденно размахивал отрубленной козьей ногой с копытом, и требовал от крестоходцев «не позорить память погибших хлопцев». Какое отношение «память хлопцев» могла иметь к молитвенному шествию нежинцев, этот человек не пояснял.

Когда крестный ход попытался пройти вперед, радикалы его блокировали и начали потасовку с криками «вон московских попов».

Один из священников демонстративно поднимал руки вверх и говорил «мы любим всех», другой увещевал радикалов просьбами «не надо драться», но это только усугубляло агрессию. «Патриоты» толкались и буквально наскакивали на священников, пытаясь остановить крестный ход.

Активистка, снимавшая эту провокацию, кричала верующим: «Вы что поете, кацапы гребанные?!». Ну а «кацапы» дружно пели «Христос воскресе».

И тут наступил очень показательный момент. Крестоходцы оставили провокаторов позади, шли вперед с пением тропаря Пасхи и улыбались. А «операторша» надрывно кричала им вслед: «Слава нації — смерть ворогам; Україна понад усе; ганьба». Ее товарищ добавлял: «гниды, смерть москалям».

И эта сцена наводит на очевидную мысль – а ведь эта ситуация в Нежине глубоко символична, она отражает общую ситуацию в стране.

Нас, верующих, очень много, а их – жалкая кучка. Они нас ненавидят и проклинают, а мы поем им «Христос воскресе» и говорим: «Мы всех любим».

И хотя все эти проклинатели часто нам досаждают, их все же очень жаль. Нести в себе эту злобу и ненависть, когда вокруг молятся тысячи – очень тяжело. И лучше всех об этом высказался тот самый «копытоносец», когда жалкий и расстроенный был оттеснен на обочину: «Устроили московский шабаш, а еще и улыбаются».