КИЕВ. Священник Игорь Стокалич: О невыученных уроках Патриарха Варфоломея

(К трехлетию стамбульской аферы)

Реплика

Наблюдая за происходящими событиями, поступками отдельных иерархов Фанара, читая высказывания Патриарха Варфоломея, невольно ловишь себя на мысли, что ты зритель некоего фантастического фильма — антиутопии, где засыпаешь и просыпаешься в другой, искривленной реальности, противоречащей логике и здравому смыслу. Так можно охарактеризовать действия Константинопольского патриархата, его антицерковной структуры в Украине, напоминающее шабаш троллей, орков и гоголевской чертовщины вместе взятых.

Раскол в украинском православии, усугубленный единоличным решением Патриарха Варфоломея принять в церковное общение всех без разбора самозванцев-схизматиков, стал поистине чудовищным деянием по своему вероломству. Миллионы верующих Украины восприняли решение Патриарха Варфоломея создать вместе с Петром Порошенко очередной богоотступный раскол, как предательство и обман, скрывавшиеся на протяжении десятилетий под маской братства и любви.

Не обращая внимания на vox populi православных украинцев, в 2018 году в Киеве, был проведен шулерский псевдоцерковный «объединительный собор» на котором было принято решение о создании СЦУ. Даже лидеры раскола назвали это деяние «предвыборной аферой» президента П. Порошенко. Совершилось великое зло, попрание святости Церкви, когда первый по чести иерарх (а значит и по ответственности), зная каноны, зная Священное Писание, пошёл против совести, против очевидной правды, а значит и против Бога.

Вместе с попранием церковных и этических норм, были преступно нарушены законодательство и Конституция Украины, права тысяч православных верующих, у которых боевиками были захвачены сотни храмов. Эти факты верующие УПЦ пытались донести к сведению Патриарха Варфоломея, однако, судя по его «нулевой» реакции, ему не только было всё известно о насилии и разбоях, но эти «сцушные» захваты и грабежи были согласованы с ним.

Углублённый украинский раскол по своей сути осуществил разделение всего православного мира. Как сказал полюбивший раскольничью «СЦУ» Патриарх Александрийский Феодор, сердце которого когда-то «жило в Одессе» – «Ибо настало время». Этими словами «судья вселенной» обосновал свое предательство, подписав документ о признании сателлита Константинопольского патриархата – СЦУ.

Настало время и нам увидеть истинное лицо тех, кто скрывался за антуражем древних титулов, красивых слов и духовных одежд. Уже давно понятно, что в своих действиях и речах Патриарх Варфоломей руководствуется не стремлением сохранить чистоту веры и всеправославное единство, но желанием возвысить свой статус и приобрести власть над всем православным миром. Уже не нужно ему новое корыто, он хочет стать владычицей морскою!

На протяжении последних трёх лет мы слышим сентенции о том, что вся духовная власть принадлежит в Православии Константинопольскому престолу, и лишь его воля, оценки происходящего и суждения достойны внимания, а все остальные это недоправославные дикари. Всё это – ни что иное, как повторение римско-католического катехизиса, где сказано о том, что христианином может считаться лишь тот, кто признаёт папу римского главой Церкви. В данном случае Константинопольского патриарха.

Многие наши иерархи (всего Православия), выступившие против безбожного стамбульского графоманства в своих интервью, статьях и богословских трудах, опираясь на каноны и исторический опыт Церкви, отвергают притязания Патриарха Варфоломея на монархию внутри Православия. Ее не было и в древности. А сегодня уже давно нет Византийской Империи, императора и синклита, как и самого Константинополя, а есть многовековая история Турции и Стамбула, в одном из кварталов которого Патриарх Варфоломей влачит свое утлое, тщеславное, а оттого еще более жалкое существование.

В действиях нынешних фанариотов мы наблюдаем весь перечень лукавства. Следуя их абсурдной логике, выходит, что на протяжении веков они держали православных за дураков, разыгрывали комедию, объявляя «Промыслом Божиим» и автокефалию Русской Церкви, и передачу Киевской митрополии в 1686 году под начало Московского патриарха, и избрание Блаженнейшего Владимира, а затем Блаженнейшего Онуфрия единственным канонический Предстоятелем Православной Церкви в Украине.

Мы, очевидно, должны понять, что все доводы, которые мы приводим и будем приводить для отстаивания права своей независимости, обличения несостоятельности притязаний Патриарха Варфоломея, которого мы в патриархи не избирали и в наставники не звали, не будут иметь желаемого результата вразумления. Упорствует во лжи и алчности. Мы видим его целенаправленную борьбу против православного единства и воинствующий греческий этнофилитизм. Чего стоят недавние слова Патриарха Варфоломея о том, что ему плевать на мнение других. Эдакий Нерон, горделивый, самовлюбленный и самозабвенный. Можно долго спорить и доказывать свою правоту, но вероятно нам пора научиться жить без Варфоломея. И без патриарха Феодора. Пусть они как-то сами, в своей паучьей банке доказывают друг другу, сколько должно быть пятниц на неделе.

Вообще, когда слышишь о притязаниях на власть в духовной сфере, становится одновременно грустно и смешно. Невозможно совместить Господа Иисуса Христа и деяния Патриарха Варфоломея. Хорошо об этом в свое время сказал Владимир Соловьев. В «Оправдании добра» он подробно рассмотрел идеал христианского общества и места в нем духовной власти. Он считал, что Византия в своём развитии не воплотила идею царства Христа, когда примирила институт языческой имперской власти с христианской моралью. Сама же духовная власть, по мнению мыслителя, должна заключаться в духовном авторитете, который видит и указывает путь, а желание повелевать и властвовать являются признаком несостоятельности и откровенного зла.

Желание Константинопольского патриархата обрести абсолютную власть над всеми православными, ссылаясь на 28 правило IV Вселенского собора (которое неоднократно ставилось под сомнение), приводит христиан в состоянии раздвоенности, когда блюститель учения Христова навязывает свою волю идущую против совести, против самого Иисуса Христа. Ты, с одной стороны, должен проявлять послушание, но, как было сказано апостолом Петром членам синедриона, слушать надо больше Бога, нежели людей. Попирающий закон судья через некоторое время и сам становиться подсудимым. И кто себя превозносит, тот непременно падёт.

История, к сожалению, никого не учит, в том числе и Патриарха Варфоломея. Ярким примером служит катастрофа 1923 года. Выступив одним из главных рупоров греческого национализма, патриарх Мелетий провозгласил новой столицей Греции Стамбул, когда войска Антанты оккупировали большую территорию бывшей Османской империи. Но…, Господь рассудил иначе. Из разрозненных остатков османской армии и турецких патриотов Кемаль Ататюрк смог собрать новое войско и поднять на борьбу турецкий народ против иностранных оккупантов. В конечном счете, все малоазийские греки были вынуждены навсегда покинуть родную землю.

После победы правительство Ататюрка настаивало, чтобы Константинопольский патриарх навсегда покинул пределы Турецкой республики. Однако благодаря ходатайству западных государств его местом пребывания остался Стамбул, но с очень жесткими ограничениями. Из-за антитурецкой деятельности, наполненной политическим интриганством, находящемуся в Стамбуле патриарху отныне запрещалась какая-либо международная деятельность, а его юрисдикция распространялась лишь на местную греко-православную общину с официальным титулом православный патриарх Фанара, что было запечатлено в турецком законодательстве. Оно свидетельствует, что Патриарх Варфоломей не может именовать себя вселенским, так как отказ от данного титула был одним из условий турецкой стороны при составлении Лозанского договора 1923 года.

Потеряв исконные территории и лишившись паствы в Малой Азии, Константинопольский патриархат, по сути, превратился в политическую марионетку, выживание которой зависело от успешности в деле «канонической» коррупции — крышевания (легитимации) и доения раскольничьих паразитических сообществ, типа епифаниевской «СЦУ», на канонической территории независимых от Стамбула Поместных Церквей.

Или даже рейдерского захвата раскольничьего имущества и общака, в чем обвиняет патриарха Варфоломея его старший собрат «украинский патриарх» Михаил Денисенко (Филарет), пытаясь через суды вернуть «неправедно отжатое». Филарет обвиняет Варфоломея в «черной неблагодарности»: дескать, если бы он не создал украинский раскол, то Варфоломею было бы нечего рейдерить, и вообще соваться в Украину.

Не менее важным подспорьем для Константинополя стала и сугубо политическая коррупция, вмешательство в политическую жизнь, причем, не в родной Турции, за что там можно сесть за решетку всерьез и надолго, а в странах, где православная церковь имеет влияние. В 2018 году Константинопольский патриархат превратился в заказное пиар-агентство по переизбранию на второй срок П. Порошенко, который был объявлен «второкрестителем Украины». Грамота, в которую патриарх Варфоломей вписал золотыми буквами имя Петра Алексеевича, стала стержнем предвыборной кампании президента, а томос-тур, торжественное шествие власти, расколов и бюджетников городами и весями страны – главным агитационным мероприятием. Все это, конечно, запрещено и законом, и Конституцией Украины, в которой закреплено отделение Церкви от государства и запрещено использование религии в политической борьбе. Однако до сих пор никто из организаторов и участников этой предвыборной аферы у нас не наказан.

Очевидно, деяния Фанара в Украине являются пробным камнем для внесения смуты, дробления и даже упразднения автокефалий в других странах. И хотя мы воспитаны в традиции уважения к византийской истории Церкви, к святыням греческого народа, которые стали и нашими святынями, но сегодня должны признать, что Патриарх Варфоломей стал опасным вызовом для всего православного мира, его настоящего и будущего.