КИЕВ. Проректор КДАиС пояснил, могла ли УПЦ на Соборе менять свой Устав

Профессор Владимир Бурега объяснил, почему УПЦ имеет право самостоятельно вносить изменения в свой Устав еще с 1990 года.

После решений Собора УПЦ проректор Киевской духовной академии профессор Владимир Бурега объяснил, что с момента обретения статуса широкой автономии у Украинской Православной Церкви было право изменять свой Устав без необходимости согласования с РПЦ, пишет lb.ua.

«УПЦ получила свой статус независимости и самоуправления в 1990 году от Русской Православной Церкви (Московского Патриархата). И тогда был создан Устав, на основе которого осуществляется руководство УПЦ.Ни в определении Архиерейского Собора РПЦ о предоставлении Украинской Церкви самоуправляемого статуса, ни в грамоте, полученной тогдашним Киевским митрополитом Филаретом (Денисенко) от Московского Патриарха Алексия, ни в тогдашнем Уставе об управлении УПЦ нет ни слова о том, что Русская Православная Церковь должна каким-либо образом влиять на разработку и утверждение Устава УПЦ», – сказал профессор.

Владимир Бурега объяснил, что первая версия Устава об управлении УПЦ была принята Собором епископов УПЦ и утверждена в октябре-ноябре 1990 года, и этот Устав не утверждался в Москве. «Он вступил в силу сразу после одобрения в Киеве», – подчеркнул проректор КДАиС.

Он отметил, что впервые Устав УПЦ был отредактирован 27 мая 1992 года на Соборе епископов УПЦ в Харькове. В Устав были внесены изменения, позволившие избрать Митрополита Владимира (Сабодана).

«Харьковский Собор изменил Устав об управлении УПЦ и сразу же провел избрание нового Предстоятеля уже на основании отредактированного Устава. И в тот же день (27 мая 1992 года) Московский Патриарх Алексий издал грамоту, которой благословил новоизбранного Митрополита Владимира на предстоятельское служение в УПЦ», – говорит профессор Бурега. Он также отметил, что «благословляя новоизбранного Киевского Митрополита, Патриарх Алексий имплицитно признал право УПЦ самостоятельно редактировать свой Устав».

«Несмотря на то, что УПЦ не имела автокефального статуса, с самого начала своего самоуправляемого существования она смогла закрепить за собой право самостоятельно создавать и редактировать собственный Устав. В начале 1990-х годов Московская Патриархия, очевидно, не имела против этого возражений. Лишь в 2000 году, когда в Москве была принята новая редакция Устава РПЦ, в ней появилось положение о том, что Устав УПЦ должен все же одобряться Московским Патриархом», – отметил Бурега.

«Новая глава в этой истории началась в декабре 2007 г. Тогда Собор епископов УПЦ принял многочисленные изменения и дополнения в Устав об управлении УПЦ, – продолжил профессор. – Но обновленный текст Устава не подавался для одобрения Московскому Патриарху. Более того, без согласований с Москвой новая редакция Устава УПЦ была подана для регистрации в государственные органы Украины».

Бурега рассказал, что реакция РПЦ на эти решения УПЦ была более резкой: «24 июня 2008 г. Московский Патриарх Алексий в своем докладе на Архиерейском Соборе РПЦ заявил, что новая версия Устава УПЦ должна быть представлена на рассмотрение Священного Синода РПЦ с ее последующим одобрением Московским Патриархом. Кроме того, Патриарх выразил недовольство тем, что отредактированный Устав УПЦ был зарегистрирован в государственных органах Украины, не получив предварительного одобрения в Москве».

В ответ Госкомитет Украины по делам национальностей и религий обвинил сотрудников Московской Патриархии, которые готовили Патриарху доклад, в «профессиональной некомпетентности».

Профессор КДАиС напомнил, что несмотря на требования Москвы, УПЦ так и не передала свой Устав в РПЦ для утверждения. Та же участь постигла и следующие правки Устава, внесенные в 2011 году. Несмотря на то, что в РПЦ была создана специальная комиссия, которая должна была рассмотреть и принять правки в Устав УПЦ, чтобы снять некоторую напряженность между Церквами, ее работа так и не началась.

«Если я не ошибаюсь, «уставная комиссия» провела только одно заседание в марте 2012 года и никаких предложений по изменениям Устава сформулировать не удосужилась. В результате Устав остался в редакции 2007 года», – сказал проректор.

«Несмотря на то, что УПЦ не имела автокефального статуса, с самого начала своего самоуправляемого существования она смогла закрепить за собой право самостоятельно создавать и редактировать собственный Устав», – резюмировал Владимир Бурега.

Фото: pravlife.org