Преподобный Парфений Киевский: «Люди, если бы вы только знали!»

Будущий преподобный родился в 1792 году в селе Симоново Тульской губернии в семье бедного причетника. С детства он познал все горести и скорби жизни в нищете и скудости. Родители старались всеми силами дать Петру (так звали старца до пострига) образование и отдали его на обучение в Тульское духовное училище. Но Богу было угодно учить его не с помощью книжной мудрости, а непосредственно через Духа Святого. Судьба этого избранника Божия с самого детства была отмечена особым промыслом Божьим.

Старец произнес ему лишь одну фразу: «Монах – это странник и земной мертвец».

Как-то еще в раннем возрасте он увидел над собой красивого голубя, который парил над ним ночью в звездном небе. Петр разбудил брата, чтобы и тот смог вместе с ним полюбоваться чудесной птицей, но тот ничего не увидел. Еще один случай уже из отроческой жизни юноши. Как-то зайдя в глубину леса для молитвы, Петр встретил там таинственного седовласого старца. Он произнес ему лишь одну фразу: «Монах – это странник и земной мертвец». И после этого так же внезапно исчез, как и появился.

А Петр уже с самых малых лет чувствовал непреодолимое влечение к уединению и созерцанию. Его нисколько не привлекало то, чем обычно живут дети его возраста. Игры, озорство, любопытство, детские шалости – все это было для Петра чем-то далеким и неинтересным. Родительские попытки как-то женить своего сына, когда пришло время, тоже окончились полной неудачей. В конце концов они смирились с тем, что у него своя судьба и другая жизненная дорога.

Свой истинный дом Петр обрел когда попал в Киево-Печерскую лавру. Там он стал сначала послушником, а потом и монахом. Бесы, как обычно у них принято, не раз искушали Петра унынием и тоской, но и Бог утешал его своими посещениями. Однажды, когда бесы с особым усилием навалились на его душу, Петр увидел преподобного Никифора просфорника, который явившись ему зримым образом, помог справиться с искушением.

Настоятель лавры и духоносные старцы сразу обратили на Петра свое внимание. Уж очень сильно он выделялся среди других послушников. Казалось, что он воплощал в себе само незлобие, смирение и абсолютное нестяжание. До самой смерти в его келье кроме кровати, иконы, столика и кружки никогда ничего не было. Даже когда он стал знаменитым старцем, все подаренное ему почитателями он связывал в один узел и выносил вечером на улицу, чтобы разбирали прохожие. А там были и золотые червонцы, и хрусталь, и золото.

Когда старец решится уйти навсегда в уединение, то увидит в тонком видении, как на него бросаются полчища бесовские, а его духовные чада бегут к нему на защиту и палками прогоняют всю нечисть.

Княгиня Анна Орлова предлагала старцу миллион, что было по тем временам состоянием равным царскому.  На предложение старец ответил с улыбкой: «На что мне этот навоз. Мне одно утешение, чтобы как можно реже люди мою беседу с Богом и его Пречистой Матерью прерывали». Но когда он решится уйти навсегда в уединение, то увидит в тонком видении, как на него бросаются полчища бесовские, а его духовные чада бегут к нему на защиту и палками прогоняют всю нечисть. Из этого старец сделал вывод, что нет воли Божией на его полное затворничество.

В 32 года Петра постригают в иноки с наречением имени Пафнутий, а через шесть лет рукополагают в иеромонахи. Накануне рукоположения ему также было видение, в котором Богородица Сама благословила его на священническое служение. Вместе с саном отцу Пафнутию выпало и тяжелое послушание – быть духовником монастыря.

У монахов лавры было явное ощущение, что отец Пафнутий уже давно духом живет в каком-то ином мире и только телом ходит по земле. Он им говорил со слезами: «Люди, если бы вы только знали, если бы вы только увидели какие неизреченные небесные блага вы меняете на кал греха! Как вы этим оскорбляете Бога! Узнав это, вы не пожалели бы и родиться, вы бы захотели лучше живыми сгнить в утробе матери!»

В сорок шесть лет иеромонах Пафнутий постригается в великую схиму с именем Парфений. Это был не виданый доселе в Лавре случай, чтобы в таком, еще относительно молодом возрасте и не будучи при смерти, монах постригался в схиму. Но Матерь Божия, которую он любил безмерно, влекла отца Парфения все дальше и глубже в тишину молитвенного созерцания.

После принятия схимы в продолжение семнадцати лет старец ежедневно служил литургию.

Самым любимым праздником отца Парфения был день Благовещения Пресвятой Богородицы. Пречистая Дева Сама ему открыла в очередном видении (а их у старца было много), что Она и есть Первая Монахиня и является первообразом для подражания всем православным монахам. «Что есть схимничество?» – спросил Ее старец. «Это молитва за весь мир», – ответила Матерь Божия. И после этого видения старец принял схиму.

Молитва так слилась с жизнью отца Парфения, что она стала его дыханием, пищей, воздухом, светом, солнцем. После принятия схимы, в продолжение семнадцати лет старец ежедневно служил литургию, во время которой телесными очами видел, как Дух Святой в виде голубя сходит на Святые Дары. Восхищенный этим чудом, старец прошептал однажды: «Иисусе, живи во мне, и даждь мне в Тебе жити». На что услышал ответ: «Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, во Мне пребывает и Аз в нем».

Старец был человеком смиреннейшей души и искренне, без всякого притворства, считал себя хуже и грешнее всех людей.

Видя подвиги и труды старца, бесы зримым образом стали нападать на него, когда тот молился в затворе. Однажды их прогнала сама Божия Матерь, а в другой раз, после того как дух уныния навалился на старца с огромной силой, Парфений увидел следующее видение. Ему показалось, что он плывет на лодке по бурному морю. Управляет лодкой Иоанн Креститель, а рядом с собой старец увидел своего Ангела Хранителя. Вдруг огромный водный вал обрушился на них с такой силой, что, казалось, лодка вот – вот пойдет ко дну. Отец Парфений в ужасе схватился за борт. В это время Ангел-Хранитель, перехватив его руку, сквозь шквальный порыв ветра прокричал старцу в самое ухо: «не бойся, мы тебя довезем».

Много было дано откровений от Бога этому великому угоднику Божию, но при всех этих дарах старец был человеком смиреннейшей души и искренне, без всякого притворства, считал себя хуже и грешнее всех людей. При этом чистота его жизни была такова, что тем, кто его видел, казалось, что перед ними человек с лицом ангела.

В любимый старцем праздник Благовещения Матерь Божия Сама пришла за его святой душой и кротко, безболезненно забрала ее в свои небесные обители.

За год до кончины старец уже не мог совершать службу. Удушающий кашель не давал ему покоя ни днем, ни ночью. Все тело болело, но дух его было бодр. В любимый старцем праздник Благовещения Матерь Божия Сама пришла за его святой душой и кротко, безболезненно забрала ее в свои небесные обители. Даже келейник не заметил, как улетела душа отца Парфения в рай. Он обнаружил его молитвенно сидящим на своем маленьком стульчике перед иконой Богородицы. Хотел взять благословение, но оказалось, что старец уже почил. Это случилось 7 апреля (25 марта) 1855 года.

В 1993 году иеросхимонах Парфений прославлен как местночтимый святой Украинской Православной Церкви.

Преподобный отче Парфение, моли Бога о нас.