Третий рейх в Болгарии. Как Болгарская Церковь спасала евреев от смерти

Не так давно наша страна в 78 раз вспоминала трагические события в Бабьем Яру. В продолжение темы еврейского вопроса в годы Второй мировой войны, хотелось бы рассказать об одном очень важном, но при этом малоизвестном и малоизученном эпизоде из истории жизни Церкви в Болгарии времен Второй мировой.

Начнем с того, что ровно 80 лет назад, в сентябре 1939-го года Болгария заявила о своем нейтралитете в этой войне. Однако, уже с 1 марта 1941 г. до сентября 1944 г. она становится участницей Берлинского (Тройственного) пакта и союзником стран «Оси». В 1942 году, под давлением нацистов, правительство Болгарии, возглавляемое Богданом Филовым (в царствование Бориса III), приняло ряд антисемитских подзаконных актов, а в августе того же года был создан Комиссариат по еврейским вопросам, который отвечал за реализацию нового государственного курса. 

Борис III Фото: spersons-info.com

Практически всю Вторую мировую войну Болгария воевала на стороне Третьего рейха. Ну, как воевала… Советскому Союзу война официально не объявлялась, дипломатические представительства в обеих странах не закрывались, и на Восточном фронте болгарских войск (почти) не было. Это отнюдь не значит, что болгары в этом плане чисты и невинны, но сейчас хотелось бы поговорить не об этом.

Речь пойдет о роли Болгарской Православной Церкви в событиях времен Второй мировой войны.

Следует заметить, что позиция и политика Болгарской Церкви, в то страшное время, сильно отличалась, если не шла в разрез, с политикой Болгарии как государства. Для того чтобы этот контраст был более понятным, необходимо кратко рассмотреть, чем же занимались болгарские войска во время Второй мировой.

*   *   *

Я уже обозначил, что на Восточном фронте их почти не было. Это «почти» обусловлено тем, что в территориальных водах Болгарии было потоплено пять советских подводных лодок, при этом погибло 240 моряков. Одна часть из них подорвались на минах, а другая часть была уничтожена самолетами 161 полка болгарских ВВС. Помимо своей территории, эти самолеты занимались поиском подлодок и в других частях акватории Черного моря, и уничтожили еще две субмарины возле румынских берегов. Здесь, конечно же, можно сказать, что советские корабли нарушали границу другого государства, но в условиях войны этот аргумент совершенно теряет свою силу.

Такая мера была вынужденной, особенно если учитывать, что подлодки боролись с конвоями (в которых, кстати, присутствовали и болгарские суда), снабжавшими армию Третьего рейха через оккупированные порты Одессы и Севастополя.

Бомбардировщик Do 17P из 5-го бомбардировочного орляка ВВС Болгарии. Фото:  topwar.ru

Есть также сведения, что болгарское правительство стало даже отрицать восточнославянское происхождение собственного народа, считая, что они, как и немцы, являются арийцами и ведут свою родословную от народа, пришедшего в эти земли вместе с ханом Аспарухом, а у славян позаимствовали лишь язык.

Больше всего бед болгарские войска принесли на территории Югославии и Греции, которые после немецкой оккупации, руководством Третьего рейха, были переданы под контроль болгар, что в свою очередь помогло высвободить военные ресурсы для их переброски все на тот же Восточный фронт.

*   *   *

Теперь поговорим собственно о роли Церкви во всей этой истории.

Еще с 30-х гг. ХХ века для болгарского православия была характерна яркая антивоенная позиция. В этом плане большое количество статей опубликовал секретарь Синода протопресвитер Стефан Цанков. Нельзя также не сказать, что самым энергичным противником войны явился Софийский митрополит Стефан (Шоков). Все свои статьи эти два замечательных церковных деятеля опубликовали в официальном журнале «Церковный вестник».

Протопресвитер Стефан Цанков. Фото: wikimedia.org

После вступления Болгарии в Тройственный пакт, риторика его редакции немного изменилась, и в журнале появились мнения о том, что немецкий народ призван создать новый мировой порядок, а движение с ним в одном направлении – единственное правильное решение. После того как Македония была передана под управление болгар, Видинский митрополит Неофит (Караабов) увидел в этом перст провидения и даже сравнил Гитлера с Александром II.

Все дело в том, что Македонию болгары считают своей исторической территорией, а македонский народ вообще не выделяют и воспринимают его как свой собственный.

Этот фактор послужил причиной того, что даже митрополитом Стефаном на короткое время завладела эйфория от возможности восстановления единства, по их мнению, болгарского народа. По этому случаю, перед кафедральным собором св. Александра Невского был даже совершен молебен с пением многолетия Гитлеру. Однако, справедливости ради, нужно сказать, что даже в этот короткий период из проповедей владык не исчезали слова любви и благосклонности к России.

Перемена во взглядах на Третий рейх произошла сразу после его вторжения на территорию Советского Союза. Теперь владыка Стефан выступил с резкой критикой действий Германии, что в свою очередь повлекло наложение цензурой запрета на публикацию его статей. По этому поводу в его дневнике есть такие заметки: «Адская эпоха!.. Самые лучшие люди могут впадать в истерию, которой обладает злосчастный фюрер! Но где культура, великая цивилизация немецкого народа, если он поставил руководить людьми фюрера? Не была ли это только маска культуры на варварском обличие тевтонской расы?.. Я давно объявил войну войне, но «один в поле не воин». Многие мои статьи, в которых объективно рассматривались вопросы мира, цензура не пропустила, и полиция делает мне внушения, чтобы я перестал писать и мыслить об этих деликатных вопросах… Невыносимое рабство».

Фото: crimea.kp.ru

Фактически владыка Стефан стал единственным из православных архиереев восточной Европы, кто активно протестовал против нападения на СССР и политики сближения с нацистской Германией. В своих проповедях агрессию со стороны Третьего рейха он называл величайшим грехопадением и прологом ко Второму пришествию, а когда 1 июня 1942 года обвиненного в шпионаже генерала Заимова расстреляли, он не побоялся совершить по нему заупокойную службу.

Антинацистская позиция митрополита Стефана проявлялась не только в его проповедях и священнодействиях, но и в конкретной помощи Советскому Союзу. По словам разведчика Дмитрия Федичкина, владыка поставлял ему ценную информацию из высокопоставленных кругов, а его личный Cadillac, который не проверяли на блокпостах, использовался для переброски агентуры.

Нельзя не упомянуть о характере деятельности Болгарской Церкви на территориях оккупированных болгарскими войсками. Здесь правительство Болгарии проводило политику жесткой дискриминации сербов, румын и греков, что очень осложняло работу Церкви, которая занимала гораздо более терпимую позицию. Болгаризация этих народов была очень активной, несогласных с такой политикой или уничтожали, или высылали с Родины. Только благодаря трудам Болгарской Церкви, которая не хотела портить отношений с Элладской и Константинопольской Церквями, в греческих приходах было разрешено совершать богослужения на греческом языке, а большое число греческих священнослужителей остались окормлять свои приходы. Также благодаря усилиям митрополита Пловдивского Кирилла (будущего Патриарха) и митрополита Неврокопского Бориса в значительной степени были сохранены греческие богослужебные книги и иконы, а также спасена жизнь нескольких греческих священников, обвиненных в помощи партизанам и приговоренных к расстрелу.

Ряд историков считает, что именно благодаря независимой позиции в еврейском вопросе, Церковь сыграла ключевую роль в деле спасения 48 тыс. болгарских евреев.

Вполне естественно, что деятельность Болгарской Церкви не могла не наткнуться на конфликт с болгарскими военными и государственной администрацией. Такие столкновения (в 1943 г.) связаны с именами, например, архимандрита Стефана (Николова) (содействовавшего крещению еврейки Елены Берах, что в свою очередь, помогло ей с семьей выехать из страны) или священника Стоимена Дамянова (арестованного по подозрению в сотрудничестве с антигосударственными элементами). В таких ситуациях владыки не бросали своих подопечных, и за этих священнослужителей перед властью заступился митрополит Тырновский Софроний (Чавдаров).

Теперь следует сказать несколько слов о, пожалуй, самом важном подвиге Болгарской Церкви. Ряд историков считает, что именно благодаря независимой позиции в еврейском вопросе, Церковь сыграла ключевую роль в деле спасения 48 тыс. болгарских евреев.

Приведем, по этому поводу, слова израильского исследователя М. Бар-Зоара: «Ничто не имело такого значения, как решения Священного Синода Болгарской Православной Церкви. Исходя из того, что государственной религией в Болгарии было восточное православие, позиция Церкви имела особенно большое влияние на общественное мнение».

Еврейская молодежь в трудовом лагере. Фото: tikhomirov-music.com

Здесь нужно вставить небольшую ремарку и указать на то, что относительно еврейского вопроса правительственная верхушка Болгарии разделилась. Сторонников депортации возглавил уже известный нам Богдан Филов, а вот сопротивление ему оказывал ни кто другой, как сам царь Борис. Неизвестно, что повлияло на позицию царя, но мы знаем, что владыка Стефан пригрозил ему отлучением от Церкви, если хотя бы одного еврея-соотечественника отправят в лагеря.

В дальнейшем Борис III оказывал всевозможное сопротивление депортации, что в свою очередь очень злило фюрера. Он даже как-то заявил послу Германии Адольфу Беккерле следующее: «Евреи моей страны – ее граждане, и всякое посягательств на их свободу мы воспринимаем как оскорбление болгарам». Царь постоянно изыскивал какие-нибудь причины (например, необходимость ремонта дорог), дабы в очередной раз оттянуть депортацию евреев. Упомянутый посол даже досадовал об этом в Берлин: «Эти наивные славяне полностью лишены понимания немецкой идеологии», – писал он.

Евреев, желающих принять христианство, тут же крестили и старались сформировать межэтнические браки между евреями и болгарами.

Человеческая совесть возобладала не только у царя Бориса, но и у вице-спикера болгарского парламента Димитра Пешева, пожертвовавшего своим правительственным креслом ради остановки формировавшегося в городке Дупница эшелона, следовавшего в польские лагеря смерти.

Еще в 1940 г., когда болгарское правительство начало подготовку антиеврейского закона «О защите нации», оно сразу же наткнулось на жесткое сопротивление Церкви. В заявлении Синода от 12 ноября того же года есть такие слова: «Обязанность государства – преследовать преступников… преследование же его собственных граждан только потому, что они евреи… противоречит правосудию и христианскому Евангелию».

Через два дня было принято решение о формировании делегации архиереев, в задачи которой входило донесение председателю Народного собрания и Совету Министров Болгарии позиции Церкви с целью их призыва к защите населения от чуждой религиозной и безбожной пропаганды. Также Синод указал на необходимость ликвидации всяких ограничений для крещеных евреев, а для исповедующих иудаизм – узаконивание мер, которые не противоречили бы человечности и не носили характера гонений.

После получения этого обращения премьер-министр Богдан Филов отказался выполнять предложенные ему требования и указал на необходимость проведения такой же, как и в Германии, антиеврейской политики. Однако, не смотря на это, среди всех протестов критикующих закон «О защите нации», обращение Синода Болгарской Церкви имело наибольшее значение, в первую очередь, благодаря ее моральному авторитету, закрепленному еще и в конституции страны.

Владыка Стефан прятал у себя раввина, а владыка Кирилл публично выступал в своем кафедральном городе против гонений и демонстративно носил звезду Давида на своей мантии.

Каких только мер не предпринимали болгарские священнослужители ради спасения евреев. Тех, кто пожелал принять христианство, они тут же крестили и старались сформировать межэтнические браки между евреями и болгарами. Владыка Стефан прятал у себя раввина, а владыка Кирилл публично выступал в своем кафедральном городе против гонений и демонстративно носил звезду Давида на своей мантии. Он же направил протестное письмо болгарскому царю, а свой дом сделал убежищем для евреев, тем самым продемонстрировав решимость на принятие самых крайних мер по их защите. Митрополит Неофит, будучи еще и председателем Священного Синода, лично участвовал в мероприятиях по спасению евреев.

Когда в начале марта 1943 года возникла реальная угроза депортации семитов в немецкие лагеря смерти, деятельность Церкви активизировалась с особой силой. Даже софийская полиция, благодаря заступничеству владыки Стефана, была вынуждена обуздать все антиеврейские выступления в городе.

Нельзя не сказать, что Болгарская Церковь пыталась защитить от депортации евреев на оккупированных Болгарией территориях Македонии и Греции, но здесь она была бессильна, так как жители этих регионов не являлись гражданами Болгарии. Тогда 11343 человека были отправлены в лагеря смерти в Польских землях. Выжить в тех условиях посчастливилось совсем немногим.

Монумент в Яффо (Израиль) в честь болгарских праведников мира, спасавших евреев от геноцида. Фото: dic.academic.ru

С особенной решимостью и единодушием болгарские владыки выступили на заседании Синода 2 апреля. Тогда не только было направлено ряд воззваний к царю и правительству, но и высказана готовность мобилизовать все духовенство для объявления с церковных амвонов обращения ко всему болгарскому народу.

В постановлении этого Синода содержатся такие слова: «Болгарская Церковь не может разделять расистский принцип. Она не может принять начал, согласно которым какая-либо раса лишается человеческого права на жизнь, так как это противоречит основным началам христианской веры. Болгарская Церковь… не может отказать в помощи и защите гонимым и страждущим. Если бы она отказала в такой помощи, то отреклась бы от самой себя. Святая Церковь просит христиан-болгар о помощи евреям и выступает за смягчение участи всех евреев».

15 апреля 1943 года состоялась историческая встреча членов Синода с царем Борисом III и премьер-министром Богданом Филовым. Последний всячески нападал на владык, но это не дало никаких результатов, они ни одного слова не уступили в принятых ими решениях. После этого было еще ряд обращений и встреч, прокуратура даже начала сбор данных на владыку Стефана с целью привлечения его к уголовной ответственности за антигосударственную деятельность. Но в конечном итоге все предпринятые Болгарской Церковью меры возымели действие и, не смотря на давление Германии, Болгария отказалась от депортации 48000 евреев. Все эти люди были спасены.

На сегодняшний день всему болгарскому народу национальным мемориалом Катастрофы (Холокоста) и Героизма в Иерусалиме присвоено звание «Праведник мира», а также установлена  памятная доска с благодарностью от народа еврейского.

Примечание: материалов по затронутому в этой статье вопросу очень мало. Исследований на эту тему практически нет даже у болгарских ученых. В связи с этим, выражаем особую благодарность доктору исторических наук, ведущему научному сотруднику и главному архивисту Центрального государственного архива Санкт-Петербурга, преподавателю Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств, а также профессору Санкт-Петербургской духовной академии Шкаровскому Михаилу Витальевичу, труды которого были использованы в ходе работы над статьей.