Жизнь после Томоса: Нас просто столкнули лбами, – верующие Мнишина

Третье видео из цикла «Жизнь после Томоса» рассказывает о жизни общины УПЦ в Мнишине Ровенской области. 

Покровскому храму в Мнишине уже более 150 лет, он является памятником архитектуры. Государство по закону обязано его содержать и ремонтировать. Но на протяжении последних десятилетий государство не выделило на этот храм ни копейки. Все расходы по ремонту, содержанию и благоукрашению храма несла церковная община. И вдруг с появлением в Украине Томоса государственные чиновники вдруг озаботились судьбой храма и назначили так называемую инвентаризацию. Верующие были против этого, поскольку всё, что находилось в храме – богослужебная утварь, книги, иконы и так далее – было куплено на деньги прихожан и не имеет к государству никакого отношения. Но воспрепятствовать инвентаризации они не смогли, поскольку храм имеет статус памятника архитектуры. После инвентаризации местные власти приняли решение о поочередном служении общин УПЦ и ПЦУ, хотя последняя была образована недавно и к храму, его содержанию и ремонту тоже не имеет никакого отношения. Но и с поочередным богослужением не получилось. Тогда представители ПЦУ насильно изгнали общину УПЦ из храма. 

Покровский храм УПЦ в селе Мнишин, отобранный рейдерами ПЦУ

Рано утром 12 мая 2019 года на старой «скорой помощи» к храму подъехали неизвестные люди в камуфляже и заблокировали вход на территорию храма. Замки срезали болгаркой, одному их пожилых прихожан сломали челюсть и выбили зубы. После «работы» сторонники ПЦУ заплатили наемникам деньги. С тех пор прихожане УПЦ вынуждены служить в крохотной старой хатке, общая площадь которой едва ли превышает 20 кв.м. «Все началось после Томоса, — говорят прихожане. — Село перессорили, столкнули лбами. Брат с братом не разговаривает, сосед с соседом. Такое произошло, что вообще…» Члены ПЦУ называют себя «украинцами», а прихожанам УПЦ говорят, что они – «москали», а их дети – «путинское отродье». Община написала Президенту Владимиру Зеленскому письмо, где рассказывает о беззакониях местной районной и областной власти, которая на все обращения верующих заявляла: «все равно на выборах победит Порошенко». Члены общины просят у Зеленского помощи, но ответа пока нет.

Приводим свидетельства очевидцев о том, как это было.

«Отцу при штурме сломали челюсть и выбили два зуба»

Виктория

Виктория, прихожанка Покровской общины УПЦ села Мнишин:

«12 мая 2019 года в 6 утра позвонил мне отец и говорит: есть информация, что община «украинцев» срезает замки и нужно приехать. Мы приехали. Стояли мужчины (есть видео, я снимала на телефон), и нас не пускали.

В 8:00 приехал их «священник», они зашли на территорию и в храм. И к этому моменту замки уже были срезаны. Очевидно, это было сделано еще ночью, они готовились. Началась очень сильная толчея. Били и женщин, и пожилых людей, детей, их толкали и прочее. В общем, творилось страшное.

Один из мужчин хотел выбить у меня телефон, но удар срикошетил и пришелся мне по голове. Подбежали мой муж и отец. Муж спросил: «Что ты делаешь? Все снимают, и она снимает, имеет полное право». Его кум подбежал, схватил моего отца за грудки и оттащил в сторону. Сам ударил отца по ноге, а другой мужчина ударил отца в челюсть. Мы поехали в травмпункт и зафиксировали перелом челюсти со смещением, также были выбиты два зуба. В понедельник мы поехали в челюстно-лицевую хирургию. Там его госпитализировали, сделали шунтирование и полностью скрепили челюсть. И три недели он пролежал в больнице и ел через трубочку.

Корреспондент: Вот та община – это кто? Как они себя называют?

Они называют себя украинцами, а нас – москалями и путинским отродьем.

В последнюю неделю августа у нас перед школой было много причастников. Мы все здесь выстроились, потому что в домике, где мы служим, просто нет места.

Корреспондент: А вы служите здесь, в церковь вас не пускают?

Нет! Нас вначале даже в эту хату не пускали, первый месяц мы служили перед воротами. Батюшка кропит, зачитывает имена школьников, молится, чтобы они хорошо учились, слушались учителей. И, знаете, следовали настолько неприятные комментарии… Мой ребенок пока ходит в садик, но если бы он уже ходил в школу, мне было бы очень неприятно. Когда говорят «московское отродье», когда во время зачитывания имен детей выкрикивают – мол, Путина еще зачитайте. Я не понимаю, причем тут Путин, когда мы идем молиться Богу? Они сказали, что членам нашей общины не будут ни скирдовать, ни молотить, мол, они посмотрят, как мы справимся без них. Мне кажется, это уже не вера, и больно смотреть на это все».

Приезжал Порошенко, понаграждал всех в районе и области, вот они и старались

Лидия Шевчук

Лидия Шевчук, прихожанка Покровской общины УПЦ села Мнишин:

«Приезжал Порошенко, понаграждал всех в районе и области, вот они и действуют. Людей наняли, нашли «слабый» район и через село закрывают храмы – там закрыли церковь, там закрыли… И это он (Порошенко – Ред.) наделал.

До того же все было тихо: ходили все в церковь, кто-то жертвовал, кто-то нет. Но сделано тут все нами. Те же купола сделаны на пожертвования нас, пенсионеров, и та же плитка, по которой они ходят, и двери, и окна – это все наш труд».

Село перессорили, столкнули лбами. Брат с братом не разговаривает, сосед с соседом

Мария Токарец

Мария Токарец, прихожанка Покровской общины УПЦ села Мнишин:

«Мы им говорили – в итоге вы сделали так, что село перессорили, столкнули лбами. Брат с братом не разговаривает, сосед с соседом. Такое произошло, что вообще… Здесь была полиция, был «Правый сектор».

И мы обращались к полицейским с просьбой задержать человека с болгаркой, срезавшего замки. Отвечает: «Мы не имеем право вмешиваться, мы поддерживаем порядок». Но какой же это порядок, если перед калиткой стоят люди и не пускают к церкви. Но ты же в церковь не ходил, а я ходила, так почему же ты меня не пускаешь? Не пущу и все. Подходим к полиции, просим – сделайте так, чтобы нас пропустили, для чего же вы здесь?! Отвечают: «Мы поддерживаем порядок»».

Пока мы, АТО-шники, кровь проливали, дома у нас отбирали храмы

Леонид Гелешко

Леонид Гелешко, прихожанин Покровской общины УПЦ села Мнишин:

«34-й отдельный штурмовой батальон, дважды ранен, полтора года пролежал, не ходил. Почему стали отбирать храмы? Пока мы кровь проливали у нас храмы отжимали? Я приехал домой и не могу зайти в свою церковь? Так, выходит? Ни один АТО-шник за ними не пошел, все за нас. Ну, как так?

Корреспондент: А сколько человек из села были в АТО?

Шестеро.

Корреспондент: И все – прихожане УПЦ?

Да, все наши хлопцы за истинную веру, за батюшку и ходят в церковь, как положено. И хотят и исповедоваться, и пасху посвятить, и все остальное у себя в церкви. Мы пришли к себе домой. А нас туда не пускают.А нам не дают этого сделать. Как это так? Нам силой церковь отобрать – хватит 10 минут. Но мы этого не делаем, это не наши методы».

Проводим службы в хатке. В тесноте, да не в обиде

Виталий

Виталий, прихожанин Покровской общины УПЦ села Мнишин:

«Люди (рейдеры – Ред), как уже говорили, приезжали на старой «скорой помощи», представлялись, в том числе, как «Правый сектор». Были и другие, совсем посторонние люди из соседнего села. В общем, все это было куплено и захвачено.

В результате, мы проводим наши службы в этой хатке. В тесноте, но не в обиде. Мы не можем так, как делают они, вышвырнуть их силой, потому что снова начнется мордобой, кто-то снова пострадает. Хотим, чтобы все решалось мирным путем, чтобы все разъяснилось – кто на что имеет или не имеет право, чтобы был мир и покой».

Все началось после Томоса

Татьяна Дмищук

Татьяна Дмищук, прихожанка Покровской общины УПЦ села Мнишин:

«Мы написали обращение к нашему Президенту.

«Обращаемся к Вам, как наивысшему должностному лицу государства. Выражаем надежду, что наше Обращение будет услышано и болезненный для нас вопрос Вы сможете решить. В связи с политикой, проводимой Порошенко, у нас в Ровенской области начались настоящие рейдерские захваты храмов при участии и содействии высоких должностных лиц Ровенской области. В частности: бывшего главы ОГА Муляренко и его заместителя Богатырчук». Ну и прочее, как все происходило.

Сколько мы ни обращались, они продолжали делать свое дело.И, конечно, все шло от них. Распоряжения шли от районного совета и областного совета. Сколько мы приходили в областной совет к его главе Муляренко, нас все время «отфутболивали». С нами встречалась его заместительница Богатырчук и открыто говорила, что все равно на выборах победит Порошенко. Они поддерживали одну сторону. Корреспондент: А скажите, пожалуйста, после чего все началось? Какое событие все спровоцировало? Томос! Все началось после Томоса, конечно!».