Патриархи Варфоломей и Феодор сами обесценили свой авторитет, – публицист

Признание Александрийским патриархом ПЦУ – это обесценивание патриархами Варфоломеем и Феодором как себя лично, так и своих титулов, и кафедр, считает Сергей Худиев.

12 ноября 2019 года газета «Взгляд» опубликовала комментарий российского публициста и богослова Сергея Худиева в связи с заявлением патриарха Александрийского Феодора II о признании ПЦУ.

Говоря о недавнем признании патриархом Александрийским признании ПЦУ,  «учрежденной патриархом Варфоломеем», он поясняет, что. По его мнению, эта структура «была создана для того, чтобы вытеснить вдвое большую по числу приходов Украинскую православную церковь в общении с Московским Патриархатом, возглавляемую митрополитом Онуфрием, который пользуется огромным авторитетом».

Сергей Худиев подчеркивает, что раскол в мировом православии существенно углубился.

Он пишет: «Хотя патриарх Варфоломей оказывает огромное давление на другие поместные церкви (в чем ему нескрываемо помогает американская дипломатия), процесс признания ПЦУ идет с огромным трудом – прежде всего, потому, что, согласно канонам (церковным правилам), ни сам Епифаний, ни значительная часть «епископата» новой структуры не были рукоположены в священный сан должным образом.

Но Константинополю удалось додавить до признания ПЦУ Элладскую Православную Церковь – и теперь вот Александрийский патриархат. Как это вполне очевидно, в принятии такого решения важную роль играет греческий национализм, который видит патриархе Варфоломее «этнарха», главу нации, которого надо поддерживать из соображений племенной солидарности.

Стоит заметить, что и среди греческих архиереев, священников и благочестивых мирян есть немало людей, которые относятся к поведению Варфоломея с резким неодобрением – но, увы, их точка зрения не была услышана».

Богослов напоминает, что «еще совсем недавно Александрийский патриарх Феодор II не только признавал митрополита Онуфрия единственным законным предстоятелем Украинской Церкви, но и лично изъявлял ему знаки самой сердечной братской привязанности, называл его «святым человеком» и призывал хранить ему верность. Фотографии и видеозаписи – совсем недавние – сохранились в изобилии, что побуждает многих комментаторов в сети вспоминать известный евангельский эпизод с поцелуем Иуды. При этом никаких канонических преступлений, которыми можно было бы оправдать такую перемену отношения, митрополит Онуфрий не совершил – его даже и не обвиняют в них».

«И первое, что бросается в глаза в этой ситуации – это обесценивание сначала патриархом Константинопольским, а теперь и Александрийским, как себя лично, так и своих титулов и кафедр. Власть церковного иерарха держится на том, что верующий народ видит в нем хранителя церковного предания, догматического и канонического, «право правяща слово Твоея истины». Слово, сообразное истине, не может меняться в зависимости от текущих политическим раскладов – если три года назад канонической истиной было то, что законный предстоятель украинской Церкви – митрополит Онуфрий, и оба иерарха эту истину признавали, то это является истиной и сейчас. Если позиция обоих патриархов меняется – сначала они признают митрополита Онуфрия, потом – нет, мы вправе спросить: когда их позиция являлась ложной и противной канонам – тогда или сейчас?

В любом случае такая перемена дисквалифицирует их, как авторитетных толкователей церковного предания. Более того, если их позиция изменилась сегодня, то что помешает ей измениться завтра? Что помешает людям, которые провозглашали одно мнение как истину вчера, противоположное – сегодня, изменить свои убеждения еще раз – и самым непредсказуемым образом?» – пишет он.

По его словам, «самые теплые и сердечные изъявления дружелюбия со стороны патриарха Феодора II ничего не значат – как, впрочем, и улыбки патриарха Варфоломея – и могут в любой момент обернуться обманом, нам остается только признать, что расположение этих людей имеет ту же цену, что и их суждение о канонах».

«Так бывает в истории Церкви – когда-то полноводные потоки, поившие весь мир, иссыхают, но благодать Божия находит новые русла, и призывает новые народы.

И оказывается, что люди, носящие титулы, бывшие когда-то великими и славными, не соответствуют им ни по масштабам влияния, ни по личным качествам. Мы приезжаем туда, где был Константинополь, и видим остатки ромейской кладки – а его нынешние жители ни обычаями, ни языком, ни, главное, верой, не напоминают древних ромеев», – поясняет публицист и заключает: «Наша ответственность, как православных людей, состоит в том, чтобы служить Богу и людям в той эпохе, в которой мы находимся. А в эту эпоху мы призваны не стоять на стенах Константинополя – увы, они давно уже пали – а понять, что – и от кого – мы обороняем сейчас. Потому что в текущий конфликт вовлечены мощные политические силы, которые никак не являются церковными».

Как сообщал СПЖ, ранее заслуженный журналист Украины Василий Анисимов заявил: патриарх Варфоломей, не желая нести единоличную ответственность за создание ПЦУ, привлекает на свою сторону других греческих епископов, «ломая их через колено».